творческий проект
ПЕРЕУЛОК НАМЖИЛА
Превращаем переулок и тупик в арт-пространство
Об идее
Идею превратить невзрачный тесный переулок в самом центре Улан-Удэ в пространство, посвящённое творчеству Намжила Нимбуева, высказал Андрей Ринчино (математик, профессор и просто неравнодушный человек).
Идею активно поддержала Любовь Ширабовна Нимбуева - сестра поэта. Но найти средства и организаторов сразу не удалось. Примерно через полгода к идее вернулся Сергей Бурдиков (руководитель компании БАЙКАЛ МЕДИА).
Нашлись художники, был организован сбор средств.
Первый этап - оформление первого пространства и подготовка второго - прошли 26 и 27 апреля 2019 года.
Второе полотно открывается в день рождения поэта - 11 июня. Tema Magan представит готовое произведение, артисты "Молодёжного театра" сыграют отрывок спектакля "Намжил". Кроме того, на празднике будет представлен эскиз Зорикто Доржиева из третьей части - галереи стихов. А также запустим поэтический конкурс с призом от Даши Намдакова.

первое пространство
Стена дома по ул.Ленина, 63
Эскиз рисунка
второе пространство
Каменный забор между зданием Хурала и ул.Ленина, 63
Создаёт Tema Magan
Эскиз рисунка
Произведение, которое будет использовано на втором полотне
Взглянула из толпы, газелеока.

Медвяный взор был свят, печален и молчален.
Как будто
два усатых рыбака, мокры и в водорослях
с ног до головы, в полночный самый час,
выкатывали бережно на
берег, крутой,
как горб трехлетнего верблюда, утопшие заплаканные луны...
Где и в какой из антикварных лавок
смогу купить я, о цене не споря,
такие же прекрасные, святые глаза
умершей греческой мадонны,
что завалялись в груде пыльных
библий
еще с времен былого Ренессанса,
Моей больной морщинистой жене
в вуали вечной меланхолии
с линялыми, как старые обои,
слезящимися грустными глазами, которые безвременно угасли
в дыму, в чаду над кухонной плитой?
третье пространство
Галерея стихов
ГАЛЕРЕЯ СТИХОВ - главная и завершающая часть работы по оформлению "переулка поэта". Именно здесь разместятся главные "жемчужины" - произведения Намжила, каждое из которых будет оформлено отдельной иллюстрацией.
Первую работу взялся воплотить известный художник Зорикто Доржиев. В качестве основы Зорикто взял произведение YГЛӨӨНЭЙ МYРГЭЛ, которое Намжил написал сразу на двух языках - русском и бурятском.
Сэсэглэhэн мойhон, бү шууя,
Yдэшын харяанаар
Yхэхэеэ түрэhэн
Сэнхир гургалдайхануудаа
Бү унагаа.
Тэнгэридэ хатарагша тохорюунууд,
Yбэр дором шууд хоргодоодхигты.
Бү тэhэлыш үндэгэеэ, дальбараа:
Бүхы дэлхэй дээрэ дуулданал.
Бү шууягты,
Юрэдөө, бү шууягты!
Борбогорхон отогойм
Богоhо hандайлаад,
Дуугай инагни,
Дуугаа дуулан,
Yргөөгдөөгүй гүрөөhэндэл
Yhэеэ hамнана—
Алтан хүбшэтэ,
Арфа дээрэ наадангяар
Не шуми, цветущая яблоня,
не роняй розовых аистят,
рожденных умереть на закате.
Не пляшите, журавли, в небе,
спрячьтесь у меня за пазухой.
Не стучи грачонок о скорлупу,
ведь всюду слышно.
Тише, ради бога, тише!
На пороге моей скромной хижины
любимая расчесывает волосы,
словно играет
на золотистострунной арфе.
Основная идея для оформления длинного и низкого забора главпочтамта - разбить этот участок на секции (размером с одну "ячейку" бетонного забора). Каждая секция будет представлять из себя самостоятельное произведение - стих Намжила и иллюстрация к этому стиху. Пропорции - примерно 1м в ширину и 2м в высоту. Приглашаем художников принять участие.
Произведения, которые планировали использовать на третьем пространстве
Вдали, на чужбине,
о родине мысли
светлы и прекрасны.
Острей ощущаю:
она у меня одна.
Сегодняшней ночью
приснился мне смуглой предок.
Он пел в изголовье гортанные песни
и с жалостью щупал мои
прямые, оглоблями, ноги.
Женщины
носят под сердцем детей.
Поэты -
первые книги.
Стихи и люди встречаются.
И вновь возникает
вечная завязь
света и доброты.
«Никогда мне не будет больше
восемнадцати весён», -
подумал вчера я.
И горько заплакал,
так больно вдруг стало.
Тем утром весенним,
когда
вдруг умер столетний табунщик,
меж ставен его пятистенки
грачонок разбил скорлупу.
Хлебая с невестой
из чашки единой,
мы лбами касались друг друга
и долго так с нею сидели,
как памятник вечной любви
О, это было прелестное,
трепетное мгновение!
Но его безвозвратно
унесла на своем крупе
лошадь времени…

Приснилось мне синее детство:
коняга под хохот ребячий,
босого, в траву меня сбросил.
… И тут на полу я проснулся,
вздохнул в темноте, бородатый.
О родина,
лишь гляну на тебя -
моя песня умолкает смущённо.
Ночь напролёт до самого рассвета
бродил я по аллеям, размышляя
о глубочайших тайнах бытия.
- Что потерял? -
спросила дворничиха.
Скуластым бурым волком,
обретшим вновь надежду,
глухими переулками
я рыскал этой ночью,
со шрамами кровавыми
от первых поцелуев
возлюбленной моей!
Мой старый дед всегда возил с собой
морщинистое рваное седло.
Чудак он был,
свихнувшийся рассудком.
И всё же седло я выбросить не смею.
«Умереть бы в седле
со стрелою под сердцем,
как истый бурят!»
...Ах, опять размечтался,
немощный интеллигент.
Ручьи моей родины,
горло промойте моё,
стрижи моей родины,
с клюва меня покормите,
леса моей родины,
в тайну меня посвятите.
Для вас в моём сердце
песня любви.
О, это было прелестное,
трепетное мгновение!
Но его безвозвратно
унесла на своем крупе
лошадь времени…

Придумать бы длинную песню,
идя за стадами.
Всю жизнь её петь,
до самой могилы петь.
Потомкам в наследство оставить.
I am standing on the planet
under the tree of my motherland.
Playing with the word -
ruddy, red-cheeked apple -
throwing it up and catching it,
throwing it up and catching it.

I am surrounded on every side
by horses, flowers, children
with their dumb gaze of thousand colors
asking me not to stop my exercise.

I am standing on the planet
under the tree of my motherland
Playing with the word -
ruddy, red-cheeked apple -
throwing it up and catching it,
throwing it up and catching it...
And I've no time to wipe my tears dry.

Перевод взят отсюда
Стою на планете
под деревом моей родины.
Играю словом -
румяным краснощеким яблоком -
подкидываю и ловлю его,
подкидываю и ловлю его.

Меня обступили со всех сторон
лошади, цветы, дети.
И немым тысячецветным взглядом
просят не прерывать моего занятия.

Стою на планете
под деревом моей родины.
Играю словом -
румяным краснощеким яблоком -
подкидываю и ловлю его,
подкидываю и ловлю его...
И нет времени слезы вытереть.
Nach dem Tod des Dichters,
wird ein Anatom den Körper -
die irdische Hülle der Dichtung - öffnen
und das erstarrte Herz heraus nehmen.
Und seinem erstaunten Blick werden erscheinen:
tief ins Herz sich bohrende
steinerne Spitzen indianischer Pfeile,
knöcherne Harpunen von Papuas,
Fragmente todbringender skythischer Schriften,
Stücke einer teuflischen Kugel,
Splitter einer explodierten Granate...

Und der Welt wird klar werden, warum
der Dichter so kurz lebte
und weiso
durch seine einfechen Verse ein geheimer, durchdringender Schmerz brannte

Перевод Hans Rüegg
Поэт умрет.
Анатом вскроет тело –
поэзии земную оболочку –
и вынет коченеющее сердце.
И взору изумленному предстанут
вонзившиеся в сердце глубоко
индейских стрел кремневые концы,
гарпуны костяные папуа,
обломки скифских смертоносных копий,
Кусочек пули дьявольской «дум-дум»,
осколок разорвавшейся гранаты…

И миру станет ясно, почему
так мало прожил он,
и почему
прожгла насквозь стихи его простые
незримая пронзительная боль.
Кто такой Намжил Нимбуев
Многие поэты в истории русской литературы прожили короткую, трагически и, зачастую, нелепо оборвавшуюся жизнь. Очень немногие заметные поэты являлись представителями малых народов нашей страны. Так вышло, что Намжил Нимбуев входит в обе эти категории. Стихи Намжила Нимбуева – важнейшая часть культуры Бурятии, и до сих пор поэта очень любят и ценят в родной республике, да и за её пределами. Он прожил всего 23 года, трагически скончавшись в 1971 году.
Намжил Ширабович Нимбуев родился 11 июня 1948 года в г.Улан-Удэ в семье известного бурятского поэта Шираба Нимбуевича Нимбуева.
При жизни его стихи публиковались совсем мало – сборники произведений появились уже после смерти поэта. Несмотря на небольшой объём, его творческое наследие весьма интересно. Среди него есть место не просто стихам и прозе на русском и бурятском языках, но даже довольно необычным произведениям – например, написанным верлибром.

Начало творческого и жизненного пути поэта
Намжил Нимбуев стихи писал уже с семи лет, а к концу обучения в школе совершенно не сомневался, что собирается заниматься литературой всерьёз. В школьные годы он активно и весьма успешно участвовал в различных творческих конкурсах.

Получив среднее образование, Нимбуев некоторое время проработал в газете «Молодёжь Бурятии», поскольку для поступления в Литературный институт имени Горького требовался подобный трудовой стаж. После этого он отправился в Москву, где успешно поступил в это знаменитое учебное заведение.
Большинство его произведений написаны во время учебы в институте - это стихотворения (11 тысяч строк по словам самого Намжила), несколько текстов песен, рассказы, одноактная пьеса "Цветет черемуха", повести для подростков "Мальчишки с бантиками" в соавторстве с калмыком О.Манджиевым, "Бей лежачего", на бурятском языке пьеса "Перелетные птицы возвращаются", пьеса "Анонимный сын" в соавторстве с отцом Ш.Нимбуевым, сделаны переводы стихотворений Дондока Улзытуева, с монгольского - стихи 17 поэтов-лириков МНР, переводы рассказов бурятских писателей Сергея Цырендоржиева "Тревожная ночь", Ябжана Балданжабона "Бог дождя", Цырен-Дондок Хамаева "Белый месяц-новолунье", Балдана Ябжанова "Майтагсаан", Д.Гарма "Разведчики", Дожоо Доржо детективная повесть "Игольное ушко" совместно с Виктором Нимбуевым, которая была опубликована в журнале "Сибирские огни", написана работа "Отчего не свободен свободный стих" о верлибре. Закончил три курса института.

Помимо написания собственных стихотворений, Нимбуев также переводил на русский с бурятского и монгольского языков.

Популярность Нимбуева после смерти
Так уж сложилось, что именно гибель поэта стала центральным событием в его жизни, физической и творческой. При жизни он, по сути, мало кому был известен: с его произведениями была знакома достаточно узкая аудитория в Бурятии, плюс товарищи по институту.Стихи Намжила Нимбуева в виде сборника были впервые опубликованы через год после смерти, в 1972. Вскоре на эту книгу скромного тиража, выпущенную в Бурятии, обратили внимание издатели из московского «Современника». Их заинтересовал талантливый и рано ушедший из жизни поэт. В 1974 и 1979 году сборник «Стреноженные молнии» был переиздан в Москве, и обрёл значительную популярность. О Нимбуеве заговорили по всему Советскому Союзу, а в Бурятии он в одночасье сделался одним из виднейших культурных деятелей.

Неоднократно переиздавались стихи Нимбуева и позже, как правило – дополненные переводом на бурятский язык.
Книги и театральные постановки, посвящённые Намжилу, выходят и сейчас.

Стихи Намжила вы можете прочесть здесь